Писательница Рин Смит (Rean Smith) - Рисунки карандашом поэтапно

Писательница Рин Смит (Rean Smith)

Здравствуйте, меня зовут Рин Смит и я живу в Америке. У меня небольшая квартира в относительно спокойном районе Нью-Йорка, на пятом этаже – это, конечно, не центр города, но тоже неплохо.  Со мной живут еще двое – подрастающий щенок немецкой овчарки по кличке Феникс и белоснежный перс Шайн. Несмотря на то, что по природе своей они должны бы кусаться и царапаться, мои сожители уживаются вполне мирно: флегматичный Феникс старается не задевать Шайна, а тот, в свою очередь, периодически бросает снисходительные взгляды на пса.

Мы с Феней гуляем дважды в день, но Шайн – кот независимый, потому старается гулять сам и гораздо реже: он предпочитает лоток, нежели свежий воздух. Мне его подарили на день рождения, уже приученного к квартирной жизни и предельно аккуратного. А вот Феникса я выбрала сама – просто проходила возле кучи выброшенных коробок, когда он вывалился из одной.

Я подрабатываю в небольшой книжной лавке по вторникам, четвергам и пятницам с 8-ми утра до пяти вечера. По понедельникам и средам я редактирую статьи для местной, не очень популярной газеты, которые пишет  мой приятель, за отдельную плату, разумеется.

По субботам я занимаюсь уборкой и собой, а в воскресенье – позволяю отдохнуть моим внутренним желаниям: посещаю выставки, хожу в кино и театр, занимаюсь покупками, гуляю с друзьями. Иногда, мы устраиваем пижамную вечеринку для девочек или просто собираемся поболтать.Я редко готовлю, но если делаю это – то все стараюсь делать вкусно и обильно. В основном, для девишника мы заказываем пищу из кафешки, что рядом с моим домом.

Мой обычный день начинается в без десяти шесть, когда автоматически включается радио – будильник, а Феникс, подобравшись к лицу, упорно пытается слизать мое дыхание, не допуская даже мысли, что это не возможно. Едва открыв глаза, я бреду на кухню в пижаме, ставлю чайник и иду в ванную. Холодной водой обмываю лицо, шею и руки до локтей, потом расчесываю волосы и завязываю их в подобие хвостика на затылке.

Когда возвращаюсь на кухню, чайник уже кипит. Я приоткрываю окно, чтоб впустить немного свежего воздуха и попутно бесцельно осматриваю улицу – пока что тихо. Достаю с полки любимую чашку, сыплю две чайных ложки растворимого кофе и одну сахара. Никогда не умела варить настоящий кофе – да и быстрей готовиться растворимый. Торопливо глотаю обжигающую жидкость уже в спальне, надевая спортивный костюм. Феникс нетерпеливо крутиться рядом, тыкаясь носом в мою ладонь. Оставляю недопитый кофе источать ароматы в кухне и, наскоро зашнуровав кроссовки, выбегаю на улицу – параллельно со мной трусит и пес на поводке.

До парковой зоны двадцать минут трусцой – закрепляю наушники и, включив плейлист, перехожу с походки на неторопливый бег. Уже в парке отпускаю Феникса погулять, а сама усердно выполняю спортивную норму. В без двадцати семь появляется мой сосед снизу – ему 47, но он по-прежнему поддерживает форму — и приветливо машет рукой . До  семи часов мы упражняемся вместе, разбавляя тишину непринужденной беседой, а Феникс резвиться невдалеке. Потом мы, уже втроем, трусцой возвращаемся. Мой сосед рассказывает о новой книге, над которой он работает, а я рассказываю о своих делах.

Уже дома насыпаю завтрак прогулявшемуся щенку и неудовлетворенному Шайну, затем принимаю контрастный душ. Еще 10 минут уходит на макияж и сносную прическу, а затем я впрыгиваю в джинсы, джемпер и тороплюсь заняться тем, за что, собственно получаю заработок. Где-то в час – половину второго я могу себе позволить обед в виде чая и горячей пиццы. Где-то в шесть вечера я возвращаюсь, и немного отдохнув, иду выгуливать пса – и себя заодно. Многие гуляют в это же время, и я часто-часто останавливаюсь, чтоб отдать дань вежливости своим знакомым: узнать, как дела и что нового.

Дома я кормлю  животных и на скорую руку готовлю себе ужин. Когда совсем лень, набираю зазубренный номер соседней забегаловки, и уже через 10 минут в дверь звонит готовый ужин. После этого я сажусь за компьютер и открываю Ворд. Минуты две я дышу, вспоминая, на чем же я остановилась и продолжаю свой рассказ. Каждый день. Кроме субботы и воскресенья, я печатаю около 8-ми страниц – такая моя норма.

Когда я заканчиваю, на дворе уже сплошная ночь. Нью-Йорк продолжает жить, может быть даже более интенсивно чем днем, но в моей квартире тишина, только часы стучат, едва слышно жужжит холодильник и периодически отстукивает клавиатура под ударами пальцев. Окна я не закрываю гардинами и, перед тем как уснуть, я могу видеть клочок неба, а иногда и яркую звезду. Каждую ночь я засыпаю с улыбкой. Я счастлива. У меня есть бесконечные тысячи историй в сердце, бесконечные сказки, которые я способна творить.

Мои рассказы:

Ангел заплакал

Бумажные птицы

Предыдущая запись Бумажные птицы
Следующая запись Ангел заплакал

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы отправить комментарий, разрешите сбор ваших персональных данных .
Политика конфиденциальности