По ту сторону небес

По ту сторону небес

Неровная прядь рыжих волос спадала на миловидное личико юной девушки. Компьютер мигал космическими  переливами стандартной заставки, а из колонок проливались звуки тихой ненавязчивой мелодии. Освещая тусклым светом комнату, в открытое окно стекалось рассеянное сияние светил ночного Токио и темно-синих небес. Святую тишину нарушал только привычный шум городской суеты развлечений и мерный ход часов на книжной полке. Половина третьего. На аккуратно застеленной кровати, в творческом беспорядке лежали книги: учебники, словарь японского языка, разговорники, психологические энциклопедии, несколько тетрадей с  конспектами, альбом с мангой, два-три журнала и раскрытая на двадцать третьей странице книга Стивена Кинга «История Лизи».

Ее рука застыла возле компьютерной мыши, а лицо покоилось на столике с тетрадью, раскрытой на почти исписанной торопливым, но  разборчивым почерком странице, перед мигающим монитором компьютера. Рядом с тетрадью, все еще источая запах  крепкого кофе, находилась давно остывшая кружка с не допитой жидкостью внутри. Метаясь целый день от книг к компьютеру, усталость все-таки покорила ее и девушка, сама того не заметив, уснула на месте.

Ей снился дом. Зеленые деревья в саду что-то тихо нашептывали, травинки щекотали ее лицо, а она смотрела в небо – такое чистое и спокойное, какое бывает только дома. Что-то теплое в ее ладони… Его рука… и голос, но почему-то такой далекий, едва слышный…

«…Моя маленькая девочка, я непременно вернусь, не плачь. Ты же любишь своего братишку, да? Вот однажды мы с тобой увидим небо там далеко …. И непременно вместе – только вдвоем! Мы встретим солнце, когда оно откроет глаза и начнет подниматься с голубой постели море-океана. Мы первые на всей планете его увидим только-только проснувшимся. Хочешь?…Там не будет холодно, глупенькая – у тебя же есть я. Я согрею тебя теплом своего тела. У нас будет палатка.… Да, и, конечно же, твой любимый торт… Я тебя так люблю. Не забывай об этом, хорошо? Мама зовет – пора на ужин. Идем?…Не грусти. Я ж не навсегда. Только на неделю и все. Вот вырастешь и со мной поедешь. Кстати,  я создал новые серии твоей любимой истории. Хочешь увидеть? Ну, пойдем, перекусим, чтоб мама не злилась и я тебе все покажу….»

Вдруг, в этот теплый эпизод с ужасающей силой реальности ворвался звон разбивающегося стекла, а с ним и холод — неисчерпаемый,  прозрачный, колючий холод пробуждения. Медленно открыв глаза, она осознала, что это был просто сон. Выровнявшись на стуле, девушка обнаружила расплывающиеся буквы в тетради. Прикоснувшись, поняла, что бумага влажная, равно как ее глаза и разрумяненные после сна щеки. Осколки разбитой чашки валялись на полу, а остатки кофе растекались по идеально чистому паркету. В открытое окно время от времени врывался,  на удивление холодный для этого времени года и этой части света, ветер, равнодушно треплющий ее волосы.

— Черт… — вырвалось у нее. Она встала и плотно закрыла окно, оставив снаружи возмущенный холод раннего утра. Принеся из кухни совок и тряпку, убрала  следы маленького погрома. Она не выспалась. Выключила компьютер и рефлекторно взглянула на часы – четыре утра. Что ж, еще есть время. С полуприкрытыми веками добрела до постели и, встряхнув покрывалом, сбросила все на пол, подумав: «…завтра уберу…».

Солнце уже начало окрашивать небеса в кроваво-красный, когда она, закрыв глаза, ушла в мир сновидений, которые никогда не помнила.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд Оцените статью первыми! ;)
Загрузка...


Помоги проекту, расскажи о нас своим друзьям:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Наше меню