Бумажные птицы

Навсегда запомнит время ту картину, что увидело пред собой в маленькой комнате на перекрестке грязных улиц. Никогда не исчезнет из прозрачной, бездонной глубины его памяти розовое платье – платье, сшитое вручную, из тюли  —  и едва виднеющиеся стопы ног из-под полы… И так это было странно: на серых  страницах жизни маленького городка – неуютного, влажного, холодного – в квартире с ободранными стенами, старой мебелью и обнаженными окнами, раскрытыми на распашку, словно приглашающих в гости ветер и… его, перебирая  изящными пальцами сидела юная девушка. Ее волосы,  давно забывшие об уходе за собой, по-прежнему растрепанно ложились на плечи и пусть оставались немного всклоченными – не портили красоту. Розовое платье слегка открывало плечи, а глаза без устали смотрели в окно – за  большие дома, прочь от городской пустоты, за грань неба… И не было бы все настолько страшно в этой картине, да только….

Есть поверье в Японии. Говорят, что если сделать тысячу журавлей из бумаги, то заветное желание непременно сбудется.

Бумажные птицы

Сотни проклятых бумажных птиц покрывали все в комнате – они плавали в подоле ее платья, скользили по деревянному полу, падали с высот вытертого кресла…. А в ладонях, ловко переплетающих бумагу, медленно появлялся еще один. И еще один. И снова один. Их было так много, что казалось этой стаи было бы достаточно для исполнения десяти желаний, но…

Закончился вечер, наступила ночь. И забилось горячее сердце в холодной квартире – остатки прошлой жизни, где все так солнечно : где родители живы, братья живут в соседней комнате, а он обнимает ее. И казалось бы, холод исчез – тепло камина унесло его в своих объятиях, да только знала ли об этом девушка? Молча, все так же молча, отпускала в огонь каждую птицу и загадывала желание – каждый вечер одно и то же. Улыбалась и превращала эту мечту в пепел. А завтра все сначала.

Какое страшное слово «война». Какой страшный приговор — «пропавший безвести». Гораздо хуже, чем смерть, ведь здесь нет права отпустить, нет возможности проститься и увидеть в последний раз. Каждый день просыпаться с надеждой, каждый день верить в завтра. Как сложно жить в неведении, когда разум твердит о его смерти, а сердце настаивает на его жизни – где-то там, за пределами встреч и границами дождей. Когда ждешь, каждую секунду не уставая, когда твердишь об одном – даже себе самой, убеждая, не позволяя сдаться. Ждешь, когда другие перестали, забыли, списали со счетов и похоронили в сердцах.  И пусть сегодня, как день сгорал в жалких лучах заходящего солнца, так и крылья призрачных птиц сгорают в огне без тепла, в желании без реальности. Но завтра  будет новый день, и другие птицы – розовые, синие, белые, красные….Ждать никогда не поздно. Всего лишь  «пропавший безвести»….Значит, наверное, живой….и непременно вернется.

Долго сидело время на подоконнике, и горько ему было. Не седели волосы, не сморщивалась бархатная кожа, не серели ногти и оставались алыми губы….. Оно смотрело тихо, не зная, что значит усталость, изредка касалось птиц и они падали вниз, словно отчаянно кричали….. Знало время, чья душа кричит от боли и отчаяния и все же смотрело на эту хрупкую человеческую девушку. Так сильно она верила, что усомнилось время в своих знаниях и в верности решения.

Проходили года. Люди забыли страшное слово. Люди отстроили жизнь заново и город снова сверкал красотой – неоновые вывески, клубы, яркие афиши. Но время по-прежнему оставалось у открытого окна девушки в розовом платье, словно укрывая ее, ее верность  и преданность от высокого общества. И по-прежнему было горько времени, когда падали журавли от случайных касаний, а девушка вздрагивала и с надеждой смотрела  в окно – прямо в глаза тому, кто сидел на подоконнике, но не был видим. За столько лет, она ни капли не изменилась – те же волосы, те же глаза, те же тонкие пальцы и то же яркое платье.

Наверно впервые время пожалело о своем поступке – тогда, когда позволило уйти этому ничтожному человечишке в его первом бою на территории вражеской армии. Наверное, впервые оно захотело вернуться назад и изменить все: отменить только два события, два рождения, двух монстров, которые создали ту мясорубку под названием «война».  Ему хотелось уйти прочь от этого окна и развеяться ветром снова – как и раньше – бездумным, пустым, извечным  ураганом среди людей. Но, увы, оно уже  никак не могло оторваться от этой простой человечинки, от этого яркого пятна нежности в мире измен, войн, грязи, предательства и лжи….

Она не знала, который год за окном, который век…. Не хотела знать. Просто ждала и сплетала новые стаи птиц. И однажды, в один из этих смутных вечеров, которые она не помнила, журавли не превратились в огонь, не успели… . Чья-то легкая рука подхватила первого, спасая от последнего полета и тихий, немного хрипловатый, но такой родной голос шепнул над ухом:

-Хватит, родная. Я здесь. Я с тобой.

И ушло время. И снесли глупые машины старый дом. И только одна птица из розовой бумаги закружилась  в маленьком урагане, а после утонула в бездонном океане воспоминаний ветра и времени…..

Автор: Рин Смит (Rean Smith)

[avatar user=»vk_id26530234″ size=»thumbnail» align=»right» link=»attachment»]

1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд Оцените статью первыми! ;)
Загрузка...


Помоги проекту, расскажи о нас своим друзьям:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Наше меню